23:25 

Куртуазный анон
Аноны, а давайте так - представьте, Отблески Этерны пишете вы.
Что вы бы поменяли, что оставили бы прежним? С какого места переписали бы цикл? С определенного, с начала, оставили бы все как есть, но поработали над деталями иначе?
Ничем не ограничивайте вашу фантазию - представьте, что на месте ВВК оказались вы.

@темы: Обсуждение канона

Комментарии
2017-07-21 в 02:37 

Тред не читай, сразу отвечай.
Убрала бы моралитэ и дурацкие звоночки от прежнего аффтора, убрала бы начисто идею портить героев назло неугодным читателям и ломать шаблоны заради ломки шаблонов.
Я вообще писала бы ОЭ как историю взросления Окделла и запоздалого взросления альфа-пижона и "мученика проклятия" Алвы.

Проклятие и история с предательством возлюбленной это у нас в натуре травма - раз. В прошлом у Рокэ, ЕМНИП, равнодушие и недолюбленность со стороны отца и потеря братьев, так что все предпосылки для застарелого комплекса в наличии. А травмы и некоторые комплексы, как известно, цементируют отчасти личность и мешают взрослеть.

Ну и вот, историю до отравления я бы почти оставила, оставив некоторые свои наметки вместо дурацких звоночков. Все годно, наивного и не шибко умного мальчика то шпыняет, то похлопывает по плечу пижон Алва, а все прочие юзают, он юзается и доходит от наивной глупости до преступления. Алва чешет в затылке и вышвыривает парня к Ракану на рога ради общей безопасности. А дальше начинается совсем другая история: Дик мечется от самообвинений до небес и попытки самоубийства через дуэль - до самооправданий до небес, Алва сволочь, он агнец и истинный человек чести, все ради любви и ракана, бла-бла. В таком внутреннем формате добирается до Робера и Альдо. Робер чуть менее травояден и пытается сподвигнуть парня шевелить мозгами. Альдо радостно начинает юзать нового союзника и пыжиться... И вся история с захватом столицы - глазами Дика, который не зашторил глаза, а пытается все еще выяснить на фоне кровавого бардака, кто он такой и куда его принесла судьба. И те ли люди рядом с ним, а главное - тот ли перед ним Ракан, которого он взыскует. Дик даже вселяется было в особняк Алвы, но вспоминает там свое предательство - и вылетает пробкой после первой же ночевки. И дальше он чувствует себя все больше тонущем в дерьме - до процесса над Алвой. Во время которого кладет на все вообще - на честь, красивые слова, Альдо, повелительство и прочую муйню, кроме остатков совести, и идет утаскивать из плена Алву, а потом и фердинанда, раз уж этот долбанутый бывший эр не желает от короля удаляться. Дальше много приключений, драк и срачей юных и не очень повелителей, включая Робера. Алва осознает, что был по большому счету идиотом, оставившим оруженосца на манипуляции всем подряд. Бывший оруженосец пребывает в убеждении, что жизнь в общем закончена, осталось только доделать кое-что, чтобы помирать было не очень стыдно.
Грохаем Альдо раньше канона и ведем всех в Гальтары сводить хвосты мистических загадок.

URL
2017-07-21 в 02:47 

Анон, шикарно.

Бывший оруженосец пребывает в убеждении, что жизнь в общем закончена, осталось только доделать кое-что, чтобы помирать было не очень стыдно.
За это - отдельное спасибо.

URL
2017-07-21 в 12:14 

Ну Дик все-таки совершил предательство, пусть и со смягчающими в виде глупой наивности и желания защитить тех, кого считал хорошими (и с отягчающим в виде комплекса человека чести). Но у него были в каноне достаточные возможности и предпосылки это осознать и попытаться что-то исправить или сделать. А в то, куда вырулила потом Камша этот исходный характер, я не верю, хоть тресни. Автору нельзя быть флюгером, что по ветру читательского мнения, что принципиально против него.

Ай-яй, мальчик крысу убить пытался, это звоночек... тьфу. Мальчишки в те времена охотой развлекались, крыса для них вредитель и не более. Ай, а Робер крыску подобрал, он хороший... а в шоке от происходящего и в сентиментальном порыве можно подобрать хоть крокодила, у них детеныши тоже симпатичные и попискивают.

URL
2017-07-21 в 22:35 

Штанцлер - адепт истинников и работает во благо родного ордена (что не мешает ему изображать работу еще на кучу сторон). Оппозиция не виртуальная, а вполне реальная, потому Штанцлер и держится на должности. Подробные намеки о связях Штанцлера с Манриком и Колиньяром (хоть вместе, хоть по отдельности) в рамках внесения раскола. Катарина - интриганка, жаждущая власти, и все-таки дочка Штанцлера. Но папочкой тяготится, поэтому отдельные поступки может совершать, так сказать, на благо.
Рокэ - все-таки Ракан. И проклятие на нем есть, поэтому никаких особых (задним числом) дружеских взаимоотношений. То есть они есть, однако Рокэ предпочитает держаться от второго лица как можно дальше. Дика берет в оруженосцы, поддавшись порыву. Хочет сплавить куда-нибудь, но, заинтересовавшись интригами вокруг, откладывает этот вопрос. Отравление - не то, чтобы совсем не в курсе, однако никакого участия с его стороны, та же сцена в будуаре - сюрприз, и до последнего верит, что Дик не.
По Дику - ЛП и постЛП состояние усугубляются - состояние невменяемости, усиление мотивов, что Дик потенциально мертв (в другом варианте - мертв, существует поскольку требуется для того, чтобы прямо сейчас система не гикнулась). Гибель Надора остается, однако под мотив трагедии (в частности, ситуация, что даже если бы Дик захотел спасти Надор, все равно не вышло бы, потому что на тот момент он - если жив - не убиваем и даже самоубиться не может). Собственно, и смерть Дика тоже остается (в ином ключе).

URL
2017-07-21 в 22:36 

Альдо - все интриганские замашки, введенные постфактум, убраны, за исключением того, что с истинниками он связался до встречи с гоганами. Вскружила голову везении и полученная корона. Вопрос о том, действительно ли Альдо уверил в свое божественное происхождение или же все прекрасно знал и только разыгрывал роль, остается на откуп читателю (намеки и в ту, и в другую стороны).
Роберу скидывается лет на пять возраст, прописывается (кратко), что он в Агарисе не только страдал. Убирается или существенно сокращается любовная интерес к Мэллит. Люра остается жив, поэтому в Ракане - противостояние номинального первого маршала (с определенной силой) и человека, которому подконтрольны более серьезные силы. Если сохранять смерть Альдо от коня - у Робера прекрасная возможность одним выстрелом избавиться от Люра, а заодно дать Моро затоптать Альдо, однако убивает он все-таки коня.
Альдо - Повелитель Волн, после его смерти повелительство уходит к Валентину (у которого не было или уже нет младших братьев). Повелителем Ветра остается сын Адгемара (впрочем, без разницы кто - в действие участие не принимает, просто имеется). Остальные - классика. Конец света не откладывается на год, а начинается вскоре после смертей Альдо и Дика. Но так как повелительство успело перейти к Валентину, а Дика может заменить Ракан - конец света в итоге отменяется (хотя подробности ни конца света, ни его отмены я сообразить не могу, просто по факту).
У Матильды, понятно, снижается градус страданий, но если оставлять убийство Удо Борна, от Альдо она все-таки сбегает (но никаких Бонифациев). Селины в природе нет, Луиза остается. Выходцы остаются непонятным существами, никакой прямой помощи. Северная линия, ВМФ, Капрас и т.д. - на заднем плане, в основном, в отзывах. Основное место действия - Оллария, камерно, зато можно в пару-тройку томов уложиться, а не в невменяемое количество.

URL
2017-08-05 в 03:14 

Пресуппозиции: Была заявлена трилогия - значит надо делать трилогию. Анону недодали алвадиков, это важно. Рокэ - Ракан, т.к. на это усиленно намекали еще в первой книге, Альдо - хуй с горы, Повелители Волн - Придды, ибо нефиг, Повелители Ветра - Ариго, но есть нюанс.

Первый том оставить почти без изменений, Дик - такой же наивный пентюх, только капельку более сведущий в управлении герцогством, Алва - такой же инфантильный мудак, только несколько менее кровожадный. Режим Джорджет Хейер включен.
Сюжет ОВДВ тоже в целом сохранить, только сократить все вдвое и добавить хотя бы Алве охуения от хитрого плана Дорака. Попытку Дика отравить Рокэ и последующую ссылку оставить. Пусть едет к Альдо и Роберу и там страдает, а Робер учит его рефлексировать.

Линию с Фельпом и Урготом оставить только кратким упоминанием или вычеркнуть полностью, Алва может и в Кэналлоа уехать по делам, раз нужно его удалить из столицы. Герарда с Марселем, соответственно, тоже, хотя нет, они пригодятся как комические придурки в третьей части.

Альдо тем временем собирается нападать. Перевалочный пункт в Алате я бы тоже вычеркнула, ибо он, во-первых, низачем, во-вторых, чудовищно уныл, пусть уж идут сразу из Агариса в Эпине, дворами-огородами, и с небольшой помощью роялей в кустах занимают Олларию (Ли Савиньяк и Леонард Манрик взаимовыпилятся немного ранее). Фердинанда захватывают в плен и собираются судить. Город терзают оккупционная армия и нечисть. Робер Рефлексирует и пытается кое-как минимизировать вред. Ричард начинает потихоньку понимать, что Альдо не совсем тот, кем он его считал, и Страдает по Рокэ. Валентин сидит в библиотеке.

Алва в это время не хлопает ушами, а скрытно возвращается в Талиг, и не сдается, как идиот, а выкрадывает Фердинанда и переправляет в Кэналлоа. Следующие на очереди королевские дети, ну и прочие потенциальные жертвы Альдо. У Алвы и Окделла меняется модуль на Алый Первоцвет, где Рокэ - сэр Перси, а Дик - Шовлен. Некоторое время они весело гоняются один за другим среди ужасов революции (Марсель и Герард то и дело ставят свободу Алвы под угрозу своей некомпетентностью) и передают друг другу колкости через Марианну. В конце концов она решает, что они могут потрахаться и без посредника, и без спросу устраивает им очную ставку.
Включаем обратно любовный роман, вместо смертоубийства герои орут друг на друга, выплескивая все накопившиеся обиды, и оба проникаются тем, что были неправы, но гордость не позволяет вот так просто взять и извиниться. Слово за слово, переходят к бурному сексу. Ричард уходит в ночь, пряча глаза.

Окделла терзает совесть, к тому же он теперь Опозорен, поэтому он решает самовыпилиться как-нибудь погероичнее и вызывает на бой королеву выходцев. Однако пробалтывается о своих планах Роберу, и тому приходится срочно дергать Валентина (который знает, что делать) и разыскивать Рокэ (которому предназначается роль "вернись, я все прощу").

Тем временем Альдо лишает Мэллит девственности, и с нее слетает функция защиты. Альдо не является настоящим Раканом, но первородство свое успел продать, таким образом он в этот момент обладает отрицательным раканством. Альдо превращается в Зверя и зохавывает Мэллит. Зохавал бы и остальных обитателей дворца-столицы-страны, но Катарина внизапна оказалась Повелительницей Ветра (герои чешут репу: "А чо, так можно было?" - "Теперь - да!", отвечает мадам Оллар. Извините, Жермон уныл, к черту его.) и сумела его удерживать до тех пор, пока на шум и сполохи не сбежались остальные эории. Альдо, поджав хвост, уползает в Гальтару.

Повелители и Ракан мирятся (особенно мирятся Алва и Окделл) и разрабатывают план, как жить дальше. Выходят на финальную битву с мировым злом в лице раттонов и мутировавшего Альдо и после долгой и напряженной борьбы побеждают. Кэртиана в очередной раз спасена, законный король восстановлен на престоле. Скалы оставляют на Айрис, благо девочкам теперь тоже можно, Раканство на кого-то из малдших Олларчиков, а Рокэ и Дик, обнявшись, уходят в закат.

URL
2017-08-05 в 13:52 

У Алвы и Окделла меняется модуль на Алый Первоцвет, где Рокэ - сэр Перси, а Дик - Шовлен. Некоторое время они весело гоняются один за другим среди ужасов революции (Марсель и Герард то и дело ставят свободу Алвы под угрозу своей некомпетентностью) и передают друг другу колкости через Марианну.
Ухты, кто-то еще помнит про это :lol: Мне нравится твоя версия!

URL
2017-08-31 в 21:34 

Три книги.
В первых двух почти все оставить как есть. В третьей Матильда наконец обретает свой дом в родной Сакаци, Альдо с Робером едут за море искать приключений. Среди их скитаний по Багряным землям выясняется скрытая история Борраски и то, что скорее всего Рокэ потомок Раканов. Альдо находит утешение с местной красоткой, остается с морисками и вполне доволен судьбой. Робер ненадолго покидает друга и инкогнито возвращается в Талиг, надеясь повидать свою мать и деда.
Касаемо Дика и Алвы все так как есть, до отравления, с маленькой оговоркой, что Дик травит вино и пьет первым, типа дело принципа. Не должно человеку чести заниматься отравлением, а если нет иного выхода, тогда его собственная смерть скроет его позор и т.д и т.п... Сценарий вечера практически идентичен канону, кроме того момента, когда Рокэ приказывает Дику поставить бокал. На что Ричард говорит, что уже слишком поздно, для них двоих все уже решено. Рокэ приходит в бешенство, узнав что Окделл уже отравлен, употребив все свое искусство лекаря, он пытается спасти жизнь своему непутевому оруженосцу. Дик исповедуется в мыслях и чувствах, думая что умирает и ему незачем и нечего скрывать.
Далее почти канон. Марсель встречается с Алвой, четверная дуэль, Штанцлера пристреливают в его особняке, за покушение на жизнь двух герцогов. В особняк Ворона приезжает Айрис, которая ухаживает за умирающим братом. Пару дней спустя Алва предстает перед королем, обличая заговор против герцога Окдела и П.М.
Дорак и Алва объединяются и распутывают сложнейший заговор, в котором участвовал Штанцлер и всякие посланники Гайфы и Дриксена. Распутываются старые причины восстания Эгмонта. В результате король милостиво дарует прощение Роберу (так кстати оказавшемуся в столице в тот момент) и амнистирует Надор.
Дикон медленно выкарабкивается, тем временем Айрис влюбляется в Алву, пытаясь всячески это скрыть. Ох уж эти тайные вздохи в коридорах особняка, розы на постели П.М., томики стихов и прочая ванильная ересь, характеризующая Айрис как обычную влюбленную девицу. Поправившийся Дикон беседует с Алвой. По настоящему, как два герцога, без унизительного "юноша" и прочих издевок. Алва признает, что не был готов к тому, что Ричард настолько раним и сожалеет о невнимании, которое проявлял по отношении ку своему оруженосцу. Окделл же в свою очередь раскаивается в эмоциональном поступке и признается, что только душевное смятение и обида заставили его отравить то вино, чтобы разом покончить со всеми бедами Талигойи. Алва рассказывает Ричарду, что Альдо вполне себе счастлив в обществе морисков и что он эту информацию получил из первых рук - Робер в столице. Дик позже видится с Робером, они беседуют в парке. Робер спрашивает Ричарда, что будет дальше? На что Дик отвечает, что собирается на войну в Фельп, вместе со своим монсеньором, надеясь управиться до Излома. Все же он его оруженосец и теперь намерен служить своему эру как подобает человеку чести. Робер спрашивает у Ричарда - ты переменился так, потому что Алва Ракан? Этот вопрос изумляет Ричарда еще больше, но он отвечает Роберу, что решившись умереть, он многое переосмыслил и теперь надеется, что сможет отличить правильное от неправильного.
Эпилог. Прошло полтора года. Пышная свадьба Айрис и Рокэ, устроенная по воле короля с подачи Дорака в королевском дворце. Кардинал намерен примирить два герцогских семейства. Мнение старой Мирабеллы никто не спрашивал (ха-ха). Айрис любит своего мужа, Рокэ надеется, что сможет ответить своей невесте тем же, однажды. Но ничего не обещает. Айрис обещает дождаться ответных чувств.
Затем, Рокэ и Дикон идут во дворцовый сад, обнажают шпаги и сражаются, во исполнении старого вызова, который Дик когда-то бросил Алве. Алва дает себя ранить, легко - царапина не более и спрашивает у Ричарда, доволен ли он? Ричард кивает и оба возвращаются в пиршественный зал, а по пути Рокэ думает, что он сам вполне доволен тем, каким человеком стал его оруженосец и тем, сколько смысла в жизнь Алвы принес своей непосредственностью этот надорский мальчишка.

П.С. Манрики живы и никого не хотели убивать. Лараки тоже вполне довольны и живы. Робер возвращается домой к матери и деду. Придды истинные повелители Волн и тоже все живы. Дорак жив и вполне себе нормальный кардинал. Дети Катарины от Ворона и это всех устраивает. Линию Арамоны с выходцами сократить по минимуму. Луизу в дуэньи к Айрис, а потом женить на Эйвоне Лараке без лишних соплей. Прочие персонажи не упоминаются, так как роман не о них! Все!. Все счастливы! Конец!

URL
2017-08-31 в 21:46 

Касаемо Дика и Алвы все так как есть, до отравления, с маленькой оговоркой, что Дик травит вино и пьет первым, типа дело принципа. Не должно человеку чести заниматься отравлением, а если нет иного выхода, тогда его собственная смерть скроет его позор и т.д и т.п... Сценарий вечера практически идентичен канону, кроме того момента, когда Рокэ приказывает Дику поставить бокал. На что Ричард говорит, что уже слишком поздно, для них двоих все уже решено. Рокэ приходит в бешенство, узнав что Окделл уже отравлен, употребив все свое искусство лекаря, он пытается спасти жизнь своему непутевому оруженосцу. Дик исповедуется в мыслях и чувствах, думая что умирает и ему незачем и нечего скрывать.
Я помню такой фик, старый, но хороший, "Альтернативный вариант" кажется.

URL
2017-09-01 в 00:46 

Я помню такой фик, старый, но хороший, "Альтернативный вариант" кажется.
Спасибо, анон. Я теперь, правда, считаю, что можно было намного изящнее это дело обыграть. и текст, вдобавок, включает почти весь набор алвадичных штампов, включая ленивобаритонного алву, камин, и так далее, и тому подобное. Вот бы кто-нибудь из мастеров переписал этот сюжет :lol:

URL
2017-09-01 в 01:02 

и текст, вдобавок, включает почти весь набор алвадичных штампов, включая ленивобаритонного алву, камин, и так далее, и тому подобное. Вот бы кто-нибудь из мастеров переписал этот сюжет
Ну он же старый как говно мамонта, анон, небось года седьмого-восьмого, в то время это были еще не штампы :laugh: Ну и несмотря на это, он мне нравится как-то своей наивной вхарактерностью, что ли, духом тех старых времен и первых томов, когда вся эта ебанина еще не закрутилась. Современные авторы так уже не могут, потому что отягощены знанием, что было дальше :small: И для Дика, по-моему, очень верибельная линия поведения со вхарактерной перспективой поумнения в конце. И это даже не совсем алвадик, потому что они выяснили, что Дик наврал пралюбоф, а что там у Алвы, вообще хуй поймешь, и будет ли что в будущем, непонятно (хотя я б почитала продолжение, вот из такой ситуации с долгим юстом и приключаловом). В общем, для меня это такой благородный олдстайл, по которому видно, что он подустарел (это дикое количество троеточий, ауч), но какие-то моменты меня до сих пор цепляют и в других фиках почти не использовались. Соре за описания, давно про него не вспоминала, но от твоего поста вдруг вспомнила.

URL
2017-09-01 в 01:15 

небось года седьмого-восьмого
2005-го вообще-то )

Соре за описания, давно про него не вспоминала
Да ничего страшного, очень приятно :-D Спасибо за отзыв.

хотя я б почитала продолжение, вот из такой ситуации с долгим юстом и приключаловом
This. Автор не умеет в приключения и нормальный сюжет, а только в мыльнооперные отношения. Поэтому идея продолжения была, но сплыла (зато теперь я увлеченно читаю дженовые макси-аушки с фокусом на этих двоих и жалею, что авторам не вложишь в голову собственные кинки).

URL
2017-09-01 в 15:40 

Гость в 01:15, просто
:heart: от мимокрокодила.

URL
2017-09-02 в 11:54 

Ну раз сказали не ограничивать...

Первые две книги оставила бы примерно такими же, только Рокэ искренне не знал бы об отравлении, более того неожиданно для него самого предательство оруженосца оказывается настолько болезненным, что он задумывается сначала над тем, что у юноши вообще-то были причины, после над тем, что причины были и у его отца, а в итоге докатывается до того, что Сильвестр тоже бывает не прав, при чём всё это он, будучи глубоко пьяным, выговаривает самому Сильвестру. По началу кардинал не особо придаёт этому значения, но потом Алва, внезапно, не даёт отправить себя в Фельп. Вместо него Фельпскую кампанию возглавляет Эмиль. Алва же начинает активно совать нос в дела армии и не только, они с кардиналом всё чаще расходятся во мнениях, в результате, когда Алва почти добирается до Люра, у кардинала уже составлен против него заговор. Алву и Катарину арестовывают по обвинению в государственной (= супружеской) измене. Обвинение поддерживает не только запуганный Фердинанд, но и, внезапно, Лионель. Алва слетает с катушек, произносит яркую речь о том почему в стране всё хреново и кто в этом виноват (себя он, справедливости ради, стороной тоже не обходит). Ночью у Сильвестра случается сердечный приступ, и он умирает. Фактическая власть переходит к Лионелю, который только что получил гневное письмо от Эмиля, не понимающего, как брат мог предать Рокэ. В ответном письме, которое Лионель так и не решается отправить и сжигает, он признаётся, что искренне считает Алву другом, но также искренне считает, что друг не прав, а поэтому его надо убрать с дороги. При этом он, как и Сильвестр, не собирается казнить Алву, только сослать в Кэналлоа. Алва об этом не знает, зато знает Салина, которого такой вариант более чем устраивает, он уже давно думает, что соберано надо заняться родными землями, а не мотаться по чужим, поэтому он всячески тормозит сбор ополчения, которое должно отправиться на выручку Алве, чем вызывает недовольство рэя Эччеверии, который не знает об истинных мотивах Салина, и полагает, что тому не терпится самому стать соберано.
Тем временем в Эпине начинается восстание. Алва, догадываясь о продажности армии Люра, на одном из заседаний провоцирует Лионеля лично возглавить резервную армию. Савиньяк не дурак и хорошо разбирается в людях, поэтому скорее всего ему удалось бы как минимум унести ноги из армии перед её переходом на сторону врага, но очень некстати он получает новость о том, что Арлетта погибла, это выбивает его из колеи, а когда он приходит в себя, уже поздно. Лионель погибает от предательской пули Люра. Мятежники идут на столицу.
Фердинанд бросается к Алве, просит прощения, выпускает из тюрьмы. Алва принимает командование... и открывает ворота перед королём Альдо, так как ничего он не простил. Ричард счастлив. Алва остаётся первым маршалом, а Эпине Альдо назначает проэмперадором Эпине и осыпает другими плюшками, в качестве извинений за то, что ему первомаршальской перевязи не досталось, хотя Эпине и не был обижен (Эпине был в шоке). От Люра они по настоянию Алвы избавляются, тем более, что в Олларию как раз приходит ополчение Эччеверии. Эччеверея жалуется Алве на Салина, слегка перегибая палку, и выставляя того натуральным предателем, Алва не хочет в это верить, но его нервы и так на пределе, он приказывает посадить Диего Салина под арест до его возвращения. Узнав об этом, оскорблённый до глубины души Диего поднимает восстание, его поддерживает Марикьяра и некоторые кэналлийские реи. Алва понимает, что Диего-таки предатель, от чего у бедняги случается "синий экран смерти".
Диего Салина, пользуясь тем, что флот состоит сплошь из марикьяре, переподчинят его себе и приказывает ему вернуться на остров. Хулио Салина поддерживает брата, но Альмейда по прежнему верен Рокэ Алве, в результате флот Талига раскалывается на двое и чуть ли не воют сам с собой. А в это время в Хексберг героически погибает брошенный на произвол судьбы Вальдес, за которого даже некому отомстить (впрочем это происходит за кадром, как и разборки флотов, да и Диего скорее всего сам, лично к этому моменту в повествовании не появится). Талиг теряет Хегсберг, что осложняет ситуацию в войне с Дриксен и Ноймаринен изначально признавший Альдо королём (из-за Алвы) начинает сомневаться в правильности своего решения. Впрочем ему всё равно не до политических интриг, у него война и в ней всё плохо.
Эмиль Савиньяк, до того успешно разгромивший Бордон, не может простить Ракану гибель матери и брата, а Алве того, что он поддержал его. Он объявляет законным королём Карла Оллара (Фердинанд уже мёртв, но детей Алва и Эпинэ убить не позволили), получает поддержку Фельпа и Ургота (которых Ракан не устраивает), заключает союз с Салина и идёт на столицу по пути увеличивая свою армию за счёт недовольных.
В столице больше не сдерживаемый Алвой (у которого всё ещё глубокая депрессия) Альдо начинает творить всякие непотребства, Робер пытается его остановить, но не может. Ричард, который после взятия столицы восхищался больше Вороном, чем Альдо, пытается образумить последнего, нарывается на гневную отповедь о собственной никчёмности, разочаровывается и в Альдо, и в себе. Пытается найти утешение у Катари (она по прежнему живёт во дворце), со свойственным им везением, подслушивает её разговор с Робером, и как раз, когда она заливает Роберу про то как любила его брата, Ричард разочаровывается в Катари.
Ричард узнаёт, что к ним едет ревизор мама, в этот момент Альдо заявляет ему, что не станет жениться ни на Айрис, ни на другой его сестре. Не то чтобы Ричарду этого особо хотелось, ему очень нравится безумная мечта Айрис выйти за Алву, тем не менее он в ярости, потому что во-первых, это само по себе оскорбление для его семьи, которая все эти годы была верна этому придурку Ракану, а, во-вторых, тогда получается, что Окделлы с прихода к власти Альдо вообще ничего не получат. Желая откупиться от Ричарда, Альдо назначает его цивильным комендантом Олларии. На следующей день случается Дора. Альдо всю вину сваливает на Ричарда, лишает его должности. Ричард разочаровывается в себе на бис, но в тоже время мучаясь чувством вины и переживая снова и снова события Доры, он преходит к выводу, что в ней была замешана мистика, но ему никто не верит. Более того он ссорится с Айрис, которая считает, что он пытался выдать её замуж за Ракана. Желая доказать всем, что прав и просто чтобы чем-то себя занять, Ричард зарывается в книги, связанные с Излом, выходцами и прочей мистикой. Довольно быстро он понимает, что всё ещё хуже, чем он думал. Со своим открытием Ричард мчится к Алве, но Алве пофиг, у него депрессия. Ричарду на депрессию Алвы впрочем тоже пофиг, у него истерика. Он выговаривает Алве всё, что у него накипело, когда Алва пытается его выставить и напоминает, что вообще-то Ричард его пытался отравить, так что поздновато его о чём-то просить. Ричард возмущается, мол, хватит себя жалеть. Да тебя предавали, но у тебя остались и те, кто верен: Эччеверия, с большей частью Кэналлоа, Альмейда с половиной флота, Варзов и Ноймаринен с северной армией, а Ноймаринену женатому на принцессе Оллар сам Создатель велел поддерживать Карла Оллара, а не Алву с его придурком Раканом. А у него, Ричарда, нет никого, ни верных людей, ни друзей, даже семья от него отвернулась. Они более-менее нормально разговаривают, доходят до того, что в большинстве своих бед виноваты сами. Далее разговор переходит в деловое русло, они обсуждают мистическую и политическую ситуацию в Талиге. Алва выходит из депрессии и из дома. Он быстро ставит на место Ракана и прибирает власть к своим рукам, предлагает Савиньяку и Салина переговоры, но те принимают это за слабость. Армии Савиньяка и Салина подходят к столице, Алва понимает, что осада на Изломе – плохая идея, да и ждать помощи ему особо не откуда, он решает дать генеральное сражение. Случается аналог Мельникова Луга, после которого противник наконец-то соглашается на переговоры. Переговоры выходят тяжёлыми, но в итоге Салина и Алва мирятся, Савиньяк всё ещё зол, но соглашается, что сейчас есть вещи и поважнее.
После переговоров, не слишком дружная компания из Ракана, Повелителей и некоторых вассалов спешит к Стене на войну с ходоками в Гальтары.

Проще говоря, если бы ОЭ писала я, это было бы уже не ОЭ

URL
2017-09-02 в 13:54 

Таинственный анон, а ты бы написала! Это охуенно, оригинально и не похоже на канон. Ты не думала про ориджи?

URL
     

Куртуазный оэголик

главная